понедельник, 20 декабря 2010 г.

Конфликты детей в школе - с чего начинать взрослым?

Конфликты детей в школах происходят ежедневно. Маленькие дети толкаются, обзываются, отнимают друг у друга вещи, ябедничают, а дети постарше находят более скрытые способы выразить свое негативное отношение - они смеются за спиной. разговаривают с издевкой, потихоньку прячут вещи и доводят свою жертву до слез или до отчаяния. Это не значит,  что родители  все  позволяют своим  детям  и не учат их правильно себя вести.  Нередко именно в тех семьях, где детей подвергают строгим наказаниям, там-то и растут дети , которые обижают других. Если в семье относятся к ребенку без уважения, унижают, оскорбляют, бьют - скорее всего он будет также относиться к более слабым в школе. Родители должны соблюдать права ребенка. Уважение к ребенку -  это фундамент его чувства достоинства, самоуважения и адекватно высокой самооценки. Дети, которых уважают, умеют с уважением относиться к другому человеку, признавая его права. Детей нужно обучать знанию и соблюдению прав человека.

Обучение детей правам человека – для чего?  

"Обучение правам человека – это процесс, направленный на формирование культуры прав человека. Образовательный процесс основывается на активном участии детей, за счет которого они получают знания о правах человека и начинают понимать проблемы прав человека, приобретают навыки и способности, необходимые для защиты прав и привития уважительного отношения к равенству и достоинству.

Поэтому изучение и использование прав ребенка помогает детям понять, что лежит в основе прав человека, осознать, что они сами являются носителями прав и адаптировать и применять эти права в своем окружении. Это главная цель обучения детей правам человека... всеобщие права человека и права детей изучаются одновременно, чтобы дети имели возможность, изучая собственные права, понять также и то, что права человека распространяются на всех людей.Поэтому обучение правам человека должно играть ключевую роль в любом образовательном процессе. Конвенция ООН о правах ребенка является бесценным инструментом для ознакомления детей с правами человека."

Пособие по обучению детей правам человека



воскресенье, 19 декабря 2010 г.

Конвенция о правах ребёнка

Материал из Википедии(с сокращениями) полный текст 
Конве́нция ООН о права́х ребёнка — международный правовой документ, определяющий права детей на образование, пользование достижениями культуры, правом на отдых и досуг, и оказание иных услуг детям государствами-членами ООН. Конвенция о правах ребёнка является первым и основным международно-правовым документом, в котором права ребенка рассматривались на уровне международного права.

Основные положения Конвенции  


Первая часть Конвенции

  • Статьи 1-4 определяют понятие «ребенок» и утверждают приоритетность интересов детей перед интересами общества.
  • Статьи 5-11 определяют перечень прав на жизнь, имя, гражданство, право знать своих родителей, право на заботу родителей и на не разлучение, права и обязанности родителей по отношению к детям.
  • Статьи 12-17 излагают права детей на выражение своих взглядов, своего мнения, на свободу мысли, совести и религии, ассоциаций и мирных собраний, доступ ребенка к распространению информации.
  • Статьи 18-27 определяют перечень прав особых категорий детей, а также обязанности государства по защите и помощи таким детям.
  • Статьи 28-31 закрепляют права детей на уровень жизни, необходимый для физического, умственного, духовного, нравственного и социального развития ребенка, а также права на образование, отдых и досуг.
  • Статьи 32-36 устанавливают ответственность государства в защите прав детей от эксплуатации, от незаконного употребления наркотиков, похищения и торговли детьми.
  • Статьи 37-40 определяют права ребенка, попавшего в место заключения, а также права детей на охрану во время вооруженных конфликтов и войн.



Конвенция о правах ребенка (ст1 - 31)

 полный текст


пятница, 10 декабря 2010 г.

Мужской и женский характер





Чем отличается психология мальчиков и девочек, мужчин и женщин?

Как формируется мужской и женский характер? Отчего это зависит - от воспитания или наследственности? На эти вопросы нельзя ответить однозначно.
Сомнений нет - биологически женская природа отличается от мужской,.
Но психологические типы женщин и мужчин нельзя объяснить только природой. Мы встречаем женственные натуры среди мужчин и мужественные среди женщин.
Есть такие термины в гендерной психологии (она занимается различием полов): феминность и маскулинность.

Женщинам более свойственны феминные черты: например, нежность, уступчивость, мягкость характера, заботливость, внимание к собственной внешности, а мужчинам - маскулинные: смелость, настойчивость, решительность, агрессивность и др.
В то же время современной женщине не помешают такие маскулинные качества как, например, сила воли и целеустремленность, а мужчина не утратит мужской привлекательности, если будет проявлять иногда чуткость и заботу.
Можно проверить свою фемининность-маскулинность с помощью теста на странице http://www.suid.ru/fm/, а затем получше разобраться в этих категориях (кстати, слово феминный чаще употребляют как женский, а фемининный - как женственный, хотя четкого разграничения этих понятий мне найти не удалось). А вот как родители влияют на формирование женственности и мужественности у своих детей, на это в психологии существуют разные точки зрения.

Предлагаю прочитать, что пишет по этому поводу знаменитый австрийский психолог Адольф Адлер(1870-1937). Нужно только принимать во внимание то, что он писал в такие времена, когда существовало определенное социальное неравенство женщин и мужчин.

Вот некоторые фрагменты книги.
"Различию между «мужественными» и «женственными» чертами характера нельзя найти оправданий. Мы видим, что обе эти группы черт характера чаще всего используются для удовлетворения стремления к власти. Другими словами, мы видим, что человек может стремиться к власти и будучи наделен такими якобы «женственными» чертами, как послушание и смирение; равно как преимущества, которые получает послушный ребенок, иногда ставят его в более выгодные условия по сравнению с непослушным ребенком, хотя в обоих случаях стремление к власти наличествует. Наши психологические исследования часто затрудняются тем обстоятельством, что стремление к власти выражается иногда очень сложным способом.

По мере того как мальчик подрастает, мужественность превращается в его важную обязанность. Его честолюбие, его
стремление к власти и главенству бесспорно связаны с обязанностью быть мужественным и отождествляются с ней. Для многих мальчиков, желающих власти, недостаточно просто знать о своей мужественности; они должны доказать, что они мужчины, и поэтому должны иметь привилегии.

С одной стороны, они могут достичь этого, прилагая усилия, чтобы выделиться; с другой стороны, могут преуспеть в этом, всячески помыкая окружающими их женщинами. В зависимости от степени встречаемого ими сопротивления такие мальчики для достижения своей цели прибегают либо к упрямству и бунтарству, либо к хитрости и ловкости.

Поскольку каждый человек оценивается соответственно критериям привилегированного мужского пола, неудивительно, что мы всегда напоминаем ребенку именно об этом стандарте. Он неизбежно начинает мерить себя этой меркой, наблюдая за собой в действии и размышляя о том, достаточно ли «мужественны» его поступки, является ли он «настоящим мужчиной».

То, что в наше время принято считать «мужественностью», является прежде всего чистой воды эгоизмом, удовлетворением своего самолюбия и внушением себе чувства превосходства и доминирования над другими.

Все это совершается при помощи таких на первый взгляд позитивных характеристик, как мужество, сила, верность долгу и одержание всяческих побед (особенно над женщинами), приобретение чинов, наград и титулов, сопротивление так называемым «женственным» наклонностям и тому подобное. Идет постоянная битва за личное превосходство, поскольку стремление к преобладанию считается «мужской» добродетелью.

Таким образом, мальчик имитирует те особенности, которые он замечает 
у взрослых мужчин, особенно у своего отца. Последствия этой искусственно внушенной мании величия мы наблюдаем в нашем обществе повсюду. Уже в детстве мальчика подстрекают к тому, чтобы обеспечить для себя некоторый объем власти и привилегий, и это называется «мужественностью». В наихудших случаях она деградирует в высокомерие и жестокость.
Преимущества, которые мужчины получают по праву рождения, при нынешнем положении вещей очень заманчивы. Поэтому нам не следует удивляться, когда мы видим, что многие девочки выбирают для себя мужской стиль поведения либо как недостижимый идеал, либо как критерий собственного поведения.
Этот идеал может проявляться в качестве социальной установки в отношении как поведения, так и внешности. По-видимому, в условиях нашей культуры многим женщинам хочется быть мужчинами!

К этой группе мы, в частности, можем отнести девочек, отличающихся неудержимым желанием проявить себя в тех играх и видах деятельности, которые по физическим причинам больше приличествуют мальчикам. Они лазают по деревьям, предпочитают играть с мальчиками и избегают любой «женской» деятельности как чего-то постыдного. Они получают удовлетворение лишь от мужских занятий. Нам нетрудно понять, почему они отдают предпочтение мужественности, стоит лишь осознать, что стремление к превосходству связано больше с тем значением, которое мы придаем тому или иному виду деятельности, чем с деятельностью как таковой.

....В общем, мы можем различить три вида реакции женщин на современный стереотип женщины. Один вид уже описывался: девочка, развивающаяся в активном, «мужском» направлении. Она становится чрезвычайно энергичной и честолюбивой и постоянно борется за преуспеяние в жизни. Она стремится превзойти своих братьев и товарищей-мужчин, занимается деятельностью, которой обычно занимаются мужчины, интересуется видами спорта, в которых доминируют мужчины, и так далее.
Зачастую она избегает всяческих любовных и брачных связей. Если она вступает в такую связь, ее брак может оказаться под угрозой из-за того, что она стремится отодвинуть мужа в семье на второй план. Такая женщина может испытывать сильную неприязнь ко всякого рода работе по дому. Она может высказывать эту неприязнь прямо или проявлять ее косвенно, говоря, что очень плохо делает эту работу. В последнем случае она станет доказывать свою правоту, постоянно демонстрируя, какая она бестолковая хозяйка.

Женщина этого типа стремится компенсировать зло мужского отношения к женщинам «по-мужски». Она всегда готова к обороне. Ее называют «сорванцом», «бой-бабой», «мужеподобной женщиной» и тому подобное. Эти ярлыки, однако, основаны на ложных представлениях. Немало людей считают, что такие девочки формируются под влиянием врожденной аномалии, некоего «мужского» секрета желез, который и является причиной их «мужской» социальной установки.

Второй тип реакции бывает у тех женщин, которые идут по жизни с социальной установкой покорности, которые проявляют почти невероятную приспособляемость, послушание и безропотность. На первый взгляд такая женщина со всем соглашается и исполняет все, что ей велят, однако при этом выглядит такой неуклюжей и беспомощной, что ей ничего никогда не удается сделать как следует. У нее могут наблюдаться нервные симптомы, которые демонстрируют миру, насколько она слаба и как нуждается в защите. Таким образом она ясно дает понять, насколько неподготовлена к своей роли в жизни. Она просто невинная жертва своих «нервов». «Посмотрите на меня, — будто бы говорит она, — я такая старательная. Если я больна и не справляюсь, это не моя вина». И поскольку она «больна», ей оказывается не под силу удовлетворительно решить ни одной жизненной проблемы. Готовность этой женщины подчиниться, ее покорность, ее самоотречение коренятся в том же бунтарском духе, что и у женщин описанного выше типа, а их бунт ясно дает понять: «Мне такая жизнь не по нраву!»

Женщина, которая никак не восстает против женской роли, но несет в себе мучительное сознание того, что она обречена всю жизнь быть существом низшего порядка и подчиняться другим, представляет собой третий тип. Она твердо убеждена в неполноценности женщин, а также в том, что сделать в жизни что-либо достойное — это судьба одних мужчин. Вследствие этого она соглашается с привилегированным положением мужчин. Ее голос вливается в хор, славящий мужчину — деятеля и вершителя — и требующий предоставить ему особое положение. Она так откровенно демонстрирует, что считает себя слабой, словно стремится вознаградить себя за это дополнительной поддержкой. Но эта социальная установка — не что иное, как начало тщательно спланированной мести. В конечном счете она переложит все свои обязанности на мужа, с легким сердцем бросив в сторону: «Это мужское дело!»

... Женщины первого типа, имеющие «мужскую» социальную установку, будут проявлять чрезмерную строгость и стараться почаще наказывать своих детей, которые будут расти под сильнейшим давлением — давлением, от которого они, само собой разумеется, будут пытаться избавиться. В лучшем случае подобное воспитание превращается в бессмысленную муштру. Дети обычно считают матерей такого типа очень плохими родителями. Всяческий крик и суматоха не приводят ни к чему хорошему, а кроме того, есть опасность, что дочери таких женщин будут подражать матери, в то время как сыновей подобное воспитание на всю жизнь отвратит от женщин.
Среди мужчин, выросших под гнетом подобных матерей, мы встречаем немало таких, которые бегут от женщин как от чумы и неспособны доверять ни одной из них. В результате мы получаем явный конфликт между полами, причину которого легко понять, несмотря на то что некоторые исследователи до сих пор говорят о «неправильном распределении мужских и женских элементов».

Женщины остальных двух типов также оказываются плохими родителями. Они могут быть настолько нерешительны, что дети скоро замечают их неуверенность в себе и становятся неуправляемыми. В этом случае мать с удвоенными усилиями ворчит и ругает и грозит пожаловаться папе. То, что для наведения дисциплины она взывает к мужчине, снова выдает ее и показывает ее неверие в собственное умение воспитывать детей. Она слагает с себя обязанность растить детей, тем самым как бы подтверждая свое убеждение, будто только мужчины способны делать все, в том числе и воспитывать детей. Такие женщины просто избегают любых усилий по воспитанию и безжалостно перекладывают ответственность за это на отцов и учителей, поскольку считают себя неспособными успешно сделать это самостоятельно"
. (из  книги «Понять природу человека».)

среда, 24 ноября 2010 г.

Как воспитать настоящего мужчину?


Три сына и три матери.
Притча

В одной бедной деревне все взрослые мужчины вынуждены были покидать своих жен и детей и уезжать в дальние страны на заработки. Дети росли без отцов, становились взрослыми, женились, заводили детей, бедность заставляла их  искать лучшей доли на чужой стороне и повторять судьбу своих отцов. Женщины изо всех сил старались воспитать своих сыновей настоящими мужчинами, но неизвестно почему им это не удавалось.

Так получилось, что и в этот раз трое мужчин оставили своих жен, своих единственных сыновей, и отправились на поиски работы. Но прошел год, потом другой и дальше проходили год за годом, а мужчины так и не вернулись в свои семьи, и женщинам, как  всегда, пришлось растить сыновей самим.

Это были три разные женщины, с разными характерами, и каждая из них решила доказать остальным, что сможет  вырастить свого сына настоящим мужчиной. Не всякий мужчина знает, что значит быть настоящим мужчиной, но зато  каждая женщина знает, какой мужчина настоящий, а какой – нет.
Первая женщина больше всех страдала оттого, что муж покинул ее, и хотела видеть в сыне для себя будущую опору и защиту. Мать хотела, чтоб сын стал настоящим мужчиной, не похожим на своего отца. С малых лет ребенок слышал о том, что его отец неудачник, бросивший свою семью, о том, как тяжело матери  работать и растить сына без отца. Чувство вины и собственного бессилия вызывали в нем злость и страх. Ему хотелось быть большим, сильным и богатым, а он видел себя маленьким, слабым  и незначительным. Чем старше он становился, тем больше накапливалось  в нем обида на отца, недовольство самим собой и окружающим миром. Он мечтал его изменить, когда вырастет и станет сильным. Но чем больше мать боялась увидеть сына неудачником, тем чаще замечала, что ее опасения оправдываются. Сын взрослел, но удача обходила его стороной. Все чаще стал он искать успокоение в алкоголе, а мать впадала во все большее отчаяние.
Вторая женщина была сильной  и независимой,  но она была реалисткой и была уверена, что в жизни большего добиваются те мужчины, которые держат себя в руках, не стонут, не жалуются, много и упорно работают и всегда стремятся к победе. Она презирала своего мужа за трусость потому, что была уверена, что он не нашел работу на стороне, и скрылся, боясь признаться в своей неудаче. Она надеялась вырастить сына мужественным и трудолюбивым человеком. Она стыдила его, если он плакал, высмеивала, когда он проигрывал, сердилась, если он искал у нее утешения и заставляла постоянно трудиться. Ведь он должен поступать, как настоящий мужчина. Она мечтала о том времени, когда сын выучится, покинет родительский дом, станет сильным, богатым и знаменитым. Но шли годы и ее надежды не оправдывались– сын оставался  простым, ничем непримечательным человеком, к тому же со скрытным и неласковым характером..

Третья женщина, у которой был тоже сильный характер, а любовь к сыну была безграничной, решила, что сделает так, что он никогда не почувствует отсутствия отца.
Муж оставил семью и поэтому больше не существовал для нее и мать никогда не говорила с сыном о нем. Она много работала, чтоб ее сын был обеспечен не хуже других  и не знал бедности. Мать так любила сына, что все знала о нем, о его радостях, бедах и заботах.. Она была для него и матерью и отцом.  Она умела и похвалить, и наказать, и пожалеть, и посоветовать сыну, как поступить в том или ином случае. Сын отвечал ей благодарностью и любовью, а другие матери завидовали ей. Она учила его  тому, что значит быть настоящим мужчиной.  У него должно быть сильное тело, добрая душа, умная голова, справедливое сердце, несгибаемый дух. Сын рос сильным и умным, но слишком мягким и безответственным. Подрастая, он нашел себе девушку,  весело и беззаботно проводил с ней время, работу не искал и матери приходилось все туже и туже.

Все три женщины вынуждены были признать, что им не удалось воспитать настоящих мужчин и их дети, как и все остальные юноши из их деревни пополнят теперь ряды мужчин, покидающих родные места.

Как-то раз в деревне появился странствующий старец, который попросил одну из женщин позволить переночевать в ее доме. Она пригласила его в дом. За столом сидел  ее пьяный сын и дремал. Женщина поведала старцу о своей печали и о судьбе мужчин этой деревни. Старец предложил ей свою помощь, но для этого ей надо было убедить сына стать спутником старика в его странствиях на три года. Она с радостью согласилась и попросила старца взять с собой еще двух сыновей ее соседок. Старик  не стал отказываться. Женщинам не пришлось уговаривать своих сыновей, Хотя и страшно было покидать родной дом, но голос души подсказывал им, что это их шанс.  И утром четверо мужчин отправились в путь.

С этого дня жизнь юношей резко изменилась. Им пришлось забыть теплый родной дом и материнскую заботу. Вместо этого они ночевали в лесах и в поле, ели то, что удавалось добыть своими руками, защищались от диких зверей и терпели лишения. Когда силы покидали кого-то из них, другие тащили его на себе, а старец вселял надежду и веру в их сердца, когда дух слабел. Через 33 месяца  им пришлось пережить самое тяжелое испытание в схватке со свирепым  медведем, и после этого старец торжественно назвал их мужчинами. Он велел им дать клятву никогда не покидать своих будущих детей, а в12 лет лишать матерей власти над сыновьями. С этого дня началось их возвращение в родной дом.

Через три года сыновья вернулись в деревню и матери не узнали их – перед ними стояли не дети, а мужчины. Вскоре эти мужчины нашли себе спутниц жизни, создали семьи. Они не захотели покидать деревню и работать где-то на хозяина. Жизнь в деревне изменилась. Мужчины стали обрабатывать землю, растить хлеб, строить дома. А женщины готовили еду, рожали детей,  хранили огонь в очаге. Но в памяти мужей сохранились те испытания, которые сделали их мужчинами  и теперь они не позволяли женщинам растить сыновей без отцов. Когда мальчики достигали двенадцатилетнего возраста, отцы каждый год  брали их с собой в путешествие на несколько месяцев и с этого времени матери постепенно теряли власть над своими сыновьями. В шестнадцать лет отцы отправлялись с сыновьями в дальнее странствие, из которого юноши возвращались возмужавшими и повзрослевшими.

Так в этой деревне наладилась жизнь, женщины обрели мужчин, а  мужчины – сами себя.
 

Как воспитать настоящего мужчину?

Юная мамочка держит на руках милого младенца – думает ли она о том, что это будущий мужчина?  Будет ли она озабочена этим позже, когда ребенку будет год, три года, семь лет, и т.д.?
С каждой ли мамой рядом находится папа ребенка? Будет ли отец заниматься воспитанием сына?  Счастливая ли эта семья?
Осуществляются ли  мечты и надежды молодых родителей в отношении самих себя?
Каковы их ожидания в отношении ребенка?
Милые младенцы растут, становятся не очень милыми и не очень послушными. Потом превращаются в строптивых подростков. Каково ребенку, подростку становиться мужчиной – есть ли у него такое знание?

Из книги Джеймса Холлиса «Под тенью Сатурна:
мужские психические травмы и их исцеление»
«Хотелось надеяться на то, что однажды "они"(взрослые) отведут меня в сторонку и научат, как быть мужчиной. Я верил, что это может случиться, когда нужно будет пойти в школу.(Ничего еще не зная о том, что такое пубертат, я видел, что старшеклассники гораздо больше нас по своим габаритам, а потому они казались мне ближе к тем людям, которых называют взрослыми.) Но, к своему удивлению и разочарованию, с приближением дня, когда я должен был пойти в школу, я почувствовал, что "они" никогда не отведут меня в сторону и не скажут, что значит быть мужчиной и как вести себя по-взрослому
Теперь я, конечно же, знаю, что "они", старейшины нашего времени, тоже не знали, что значит быть мужчиной. Они тоже не прошли инициацию и вряд ли могли пережить таинства и получить освобождающее их знание.
Живя в обществе, в котором не осталось ритуалов, придающих жизни смысл, мы встаем перед жестокой реальностью - жизнью на поверхности. Сама идея перехода содержит в себе глубинный смысл, ибо любой переход подразумевает некое завершение, конец чего-то и вместе с тем некое начало, рождение нового...Инициация подразумевает вступление человека в новый и таинственный мир.
В связи с тем, что переходные ритуалы практически исчезли из нашей культуры, современному мужчине приходится самостоятельно доходить до понимания важности такого рода событий. Ибо то, чего теперь нам не дает наша культура, мы вынуждены искать для себя сами.
В нашей культуре лишь очень немногим людям удается осуществить психологическое отделение от родительской семьи и стать взрослыми, поэтому имеет смысл раскрыть и осмыслить переживания человека на всех стадиях процесса инициации…Обобщенно можно представить шесть стадий переходного ритуала.
Первая стадия переходного ритуала - физическое отделение от родителей, необходимое для начала психологического отделения. Здесь у мальчика никогда не было выбора. Среди ночи его "похищали" у родителей старшие соплеменники, которые, надевая маски или раскрашивая лица, перевоплощались в богов или демонов. Маски помогали им совершить переход с уровня родственников и соседей к уровню богов и архетипических сил. Внезапность и даже насилие, присущее такому отделению, олицетворяли собой тот факт, что ни один юноша добровольно не расстанется с комфортом домашнего очага. Его тепло, защита и забота имеют огромную притягательную силу. Но остаться у домашнего очага, образно или реально, значит остаться ребенком и тем самым отречься от возможности стать взрослым.     
Второй стадией переходного ритуала была смертьМальчик должен был быть символически похоронен: он проходил через темный туннель, полностью погрузившись в реальный или символический мрак. Хотя это действо несомненно, приводило его в ужас, на самом деле юноша переживал символическую смерть детской зависимости.
Но, несмотря на смерть, жизнь должна продолжаться. Поэтому третья стадия представляла собой ритуал возрожденияИногда это возрождение сопровождалось изменением имени, подтверждая появление на свет нового человека.(Христианское крещение, очевидно, символизирует такой мотив смерти - возрождения, когда во время совершения ритуала человек возвращается в родную водную среду.)
Четвертая стадия инициации обычно включала в себя обучението есть приобретение знаний, которые требовались юноше, чтобы он мог вести себя как взрослый мужчина. Основная задача здесь состояла в приобретении практических навыков, таких, как охота, рыболовство, умение обращаться со скотом, которые позволяли новообращенному мужчине наряду с другими мужчинами поддерживать и защищать свое сообщество. Кроме того, ему сообщали о его правах и обязанностях взрослого мужчины и члена сообщества. И, наконец, на этой стадии происходило посвящение в таинство, при котором у юноши должно было появиться ощущение твердости духа и сопричастности трансцендентному миру. "Кто наши боги?" "Какому обществу, каким законам, этике, духовным ценностям они покровительствовали?».  Пятую стадию можно определить как суровое испытаниеПо своему содержанию оно могло быть разным, но при этом мальчик должен был подвергаться мучительным страданиям из-за ухода от домашнего очага, обеспечивающего ему комфорт и защиту... Осознание приходит только через страдания; без страданий, выраженных в той или иной форме, физической, эмоциональной или духовной, мы легко удовлетворяемся прежними правилами, удобными привычками и зависимостями. Вторая причина необходимости страданий связана с желанием помочь мальчику привыкнуть к превратностям реальной жизни, которые он довольно скоро испытает на себе.
Испытание обычно включало определенные формы изоляции, пребывание в сакральном пространстве, отдельно от остального сообщества. Существенная особенность взрослой личности состояла не столько в том, что человек больше не мог вернуться под защиту взрослых, а в том, что он учился использовать внутренние ресурсы. Никто не догадывается о существовании таких ресурсов, пока ему не придется их использовать... Независимо от того, в какой мере наша социальная жизнь связана с семьей, мы совершаем странствие по ней в одиночестве и должны научиться находить внутренние ресурсы и равновесие, иначе никогда не станем взрослыми.
К началу последней стадиивозвращению, мальчик становился взрослым.
В традиции переходных ритуалов заключалась большая мудрость, ибо они непосредственно и глубоко влияли на энергию материнского комплекса, то есть присутствующее у каждого из нас чрезвычайно сильное стремление к зависимости. Для преодоления этой инертной силы притяжения требуется осознанное эмоциональное переживание. Ни один здравомыслящий человек не хочет добровольного отделения, а потому психологическая апатия, страх и зависимость начинают приобретать доминирующий или угрожающий характер в нашей жизни.
Ритуалы отделения прежде всего касались мальчиков не только из-за особой значимости материнского комплекса в их жизни, но и ввиду ожиданий того, что мальчики покинут природный мир, "инстинктивную"жизнь и уйдут в искусственный, созданный человеком мир цивилизации и культуры.
 Традиционные переходные ритуалы необходимы и для того, чтобы перекинуть мост из детского состояния во взрослое, от зависимой, "инстинктивной" жизни мальчика к независимой самодостаточности взрослого мужчины. Когда ритуалы выполняют свое назначение, мальчик ощущает экзистенциальные перемены; в нем умирает одна сущность и рождается другая. Но, как известно, таких ритуалов сегодня нет. Если спросить современного мужчину, ощущает ли он себя мужчиной, этот вопрос, скорее всего, покажется ему либо глупым, либо подозрительным. Он знает свои социальные роли, но при этом не может определить, что же значит быть мужчиной…» Дж.. Холлис


Что же происходит в жизни современных подростков?
(С.А. Белковский. Инициация взросления в различных культурах  http://www.follow.ru/article/265) «…подростковому возрасту внутренне присущи свои архетипические темы, ситуации, потребности и психологические состояния. Они будут спонтанно проявляться в подростковый период в той или иной форме. Это такие темы как: побег/уход из дома, самостоятельность, риск, независимость, стремление к проверке/испытанию себя, утверждение себя в новом качестве, утверждение себя в группе себе подобных, разрушение родительских стереотипов и привязанностей к родителям, встреча с хаосом и стремление пройти через него, сексуальность, испытание себя болью, поиск примера, подражание герою, подвиги и т.д.

    Любопытно отметить, как эти темы проявляются в жизни современных подростков - в культурах, где больше не существует института инициации. Действительно, это и подростковые группировки, с их жестокими правилами и ритуалами, сексуальной распущенностью, татуировки и испытания себя на боль, поклонение кумирам эстрады и спорта, "геройство", "подвиги", бунт против родительских авторитетов, интересы с темам смерти и хаоса (специфические стили рок-музыки, кино) и пр. Как видно, эти темы находят свое выражение, но большей частью в хаотических, деструктивных формах. Все это можно рассматривать как суррогаты инициации или псевдоинициацию. Нашей культуре, не имеющей осмысленных ритуалов инициации, не достает психо-социально-духовных средств для поддержки индивида, проходящего процесс личностного изменения.»


Интересны дальнейшие размышления Джеймса Холлиса о психологии мужской души .
Фрагменты книги «Под тенью Сатурна:
мужские психические травмы и их исцеление» см здесь

Полный текст книги   http://www.jungland.ru/Library/hollis_tensaturna.htm

воскресенье, 7 ноября 2010 г.

Плохое поведение ребенка.

Ребенок нуждается в вашей любви
больше всего именно тогда,
когда он меньше всего ее заслуживает.
Эрма Бомбек
«Я не знаю, что с ним делать» - разводит руками мама младшего школьника, на которого ей жалуются его учителя, его одноклассники и даже их родители! Что делать, если ребенок обзывается, толкается, дерется, мешает на уроках другим детям, лезет под парту, отвлекается от урока, не слушает замечания учителей, ведет себя дерзко даже со взрослыми, грубит родителям и т.п.? Как получается, что семилетний ребенок не признает авторитета взрослых и «берет власть» в свои руки? Что с ним происходит? Как повлиять на его поведение в лучшую сторону?
Продолжение см. далее




Практикум для взрослых.

Внимание к чувствам. 
Разбирательство после драки.

Если произошла драка, то детей нужно растащить и затем, например,  задать вопрос тому, кто ведет себя более агрессивно (далее  приведен примерный разговор) :
-  Похоже, ты сильно рассержен на этого парня?
- Да, он все время мешает мне!
- Он мешает  и тебя это ужасно злит.
- Да, злит!
- Ты не можешь сдержаться и хочешь показать, как это тебя раздражает!
-Да!
- Ты так рассердился, что ударил его.
Далее взрослый обращается к другому «драчуну» или «пострадавшему»:
- Тебе досталось от этого мальчика?
- Да, он со всеми дерется просто так!
- Он ударил тебя и тебе больно!
- Конечно, больно!
- Тебе больно и потому ты тоже его ударил?
- Да, я тоже ударил его, чтоб и ему было больно!
- Тебе кажется, что он дерется без причины и тебе это обидно!
- Да, он вообще бешеный, нападает из-за пустяков!
- Что же ты делал?
- Я засмеялся, в шутку взял его тетрадь и переложил на другое место.
- Он считает, что ты ему мешал, а тебе кажется, что ты шутил и история с тетрадью - это пустяк.
- Конечно, пустяк, я просто пошутил и взял его тетрадь, а потом вернул.
Взрослый снова обращается к первому драчуну:
- Он говорит, что только пошутил, он не хотел тебя обидеть, он хотел поиграть с тобой.
-Я не хочу так играть!
-Тебе не нравятся такие игры, и ты хочешь их прекратить.
-Да, не нравятся, пусть он не лезет ко мне!
- Ты хотел бы, чтоб тебя оставили в покое.
- Да, в покое.
Обращаясь к обоим:
- Кажется, вы оба поняли, что можно обойтись без драк. Как вы думаете, что можно было бы сделать каждому из вас по-другому?
- (Один мальчик) Не надо играть с человеком, если он не хочет.
- (Другой мальчик). Не стоит драться, если с тобой просто хотят поиграть. Надо прямо сказать, что я не хочешь так играть.
- Теперь вы это знаете, надеюсь, дальше вы будете по-другому относиться друг к другу.

Этот разговор содержит несколько важных моментов, на которые надо обратить внимание.
  • Взрослый не ставит цель выяснить, кто «первый начал» или «кто виноват». Вместо этого он старается назвать чувства каждого драчуна. Если он угадал чувства, и при этом тон голоса взрослого дружелюбный, то у детей возникает ощущение, что их понимают. Это успокаивает ребенка и вызывает доверие к взрослому.
  • Разговор о чувствах  помогает ребенку лучше понять свои состояния, дать им название и объяснение, предположить их причины и понять свои чувства, а затем  взять их под контроль.
  • Обращение к чувствам другого человека способствует развитию эмпатии – сочувствию, сопереживанию другому человеку.
  • Спокойный доброжелательный тон включает разум ребенка, в то время как обвиняющий тон включает новую волну чувств и защитные механизмы.
  • Защитные механизмы психики неосознанно искажают действительность для «спасения» человека от перенапряжений и непереносимых чувств. Они ничему не учат, не дают возможности справляться с трудностями разумно и осознанно, они только защищают внутренний мир. Если мы ждем ответственного поведения, то должны опираться на работу разума.
  • Предложение подумать о другой реакции помогает детям набирать осознанный репертуар подходящих для разных ситуаций способов реагирования.
  • Оба ребенка  получили хороший опыт примирения.
Людмила Кудрявцева

пятница, 15 октября 2010 г.

Жизнь продолжается

Барашек и Великий Кролень. 


четверг, 9 сентября 2010 г.

Откуда берется совесть?

Анна Литвинюк из газеты «Молодежь Эстонии» ведет беседу с психологом Людмилой Кудрявцевой

- Как возникает совесть у маленьких детей, и могут  ли родители  повлиять на развитие совести у ребенка?

Голос изнутри

Еще Иммануил Кант говорил: «Есть две вещи, которые не перестают меня удивлять, это звездное небо над  головой и моральный закон в моей душе».
Этот моральный закон в душе охраняет совесть,  она подает свой голос каждый раз,  когда мы его преступаем.

-У всех ли людей  есть голос совести?

- Уверена, что у всех, но к нему надо прислушиваться потому, что существуют и  другие голоса, более громкие и требовательные, как внутри  так и снаружи. Например, снаружи это может быть голос рекламы, политиков, СМИ, родителей и учителей, друзей и родственников, недругов и подстрекателей, знатоков  и умников.  А изнутри «подают голоса» наша лень, эгоизм, обида, зависть, страхи, прихоти, инстинкты, потребности.  Я думаю, что каждому из нас бывает трудновато прислушиваться из-за них к тихому голосу совести. По сути дела, все они, так или иначе, отражают наши ценности и некоторые из них конфликтуют между собой.

- Что же такое в этом случае ценности, если говорить о нравственности?

- Ценности – это то, что для нас очень важно, то, что мы ценим, к чему стремимся, ради чего мы отказываемся от чего-то приятного и даже нужного.
Ценности  служат  основой  моральных  правил и нравственных  норм  общества.
Сейчас может казаться, что в обществе на первый план вышла ценность денег, богатства, власти, успеха, конкурентоспособности. И есть голоса, которые их рекламируют. Но вовсе  не все люди поставят такие ценности  на первые места, другие больше ценят любовь, дружбу, знание, сотрудничество, творчество...  И все же многие родители хотят, чтобы их дети стали успешными, знаменитыми, богатыми. К сожалению, эти ценности часто конфликтуют с голосом совести.

- Как и когда развивается нравственность у ребенка?

- Одни ученые говорят, что это происходит в три-четыре года. Я думаю, что это может происходить еще и раньше, даже до года. Многое зависит от восприимчивости матери и ребенка. К году ребенок уже имеет представление об окружающем мире как доброжелательном или враждебном, что связано, в первую очередь, со способностью матери заботиться о малыше. Представление о себе также закладывается в это же время. Прикосновения, взгляды, тон голоса, настроение матери – вот практические составляющие материнской любви и заботы. Поначалу ребенок не ощущает границы, разницы между собой и матерью. Если мама счастлива, он, как отражение в зеркале тоже чувствует себя счастливым и хорошим. Это и служит в дальнейшем  основой для развития нравственной сферы ребенка.  

Но бывает, что ребенок рождается с какими-то нарушениями в развитии. Случается, у матери есть какие-то собственные проблемы. Допустим, ее не удовлетворяют отношениями с мужем, а это напрямую влияет на ощущение безопасности, материального благополучия. Может быть и так, что женщина не ощущает себя хорошей мамой.

Чем больше у матери внутренних, личных или социальных проблем, тем ярче все это отражается на ее самоощущении и через нее впитывается ребенком, понимается в значении «я плохой». Хорошо, если мать понимает, что она в ответе за состояние ребенка. Еще лучше, если такое понимание есть и отца, который, в свою очередь, любит жену и обеспечивает ей  поддержку, от которой зависит  ее настроение. Значимость папы в вопросе развития совести возрастает для ребенка после года, когда его симбиоз с матерью прекращается. 

- В каком же возрасте ребенок начинает слышать в себе голос совести?

- Это происходит, когда мы замечаем, что маленький ребенок уже понимает, что такое хорошо и что такое плохо, правильно или неправильно. Когда он сочувствует или осуждает, начинает стыдиться  или испытывать чувство вины. В такие моменты в нем обнаруживается что-то – можно называть это совестью – что присутствует в человеке уже изначально. Этот маленький судья в малыше уже умеет судить не только других, но и самого себя.

Развитие сознания вносит большой вклад в становление моральных качеств в душе ребенка. Оно проявляется тогда, когда человек отдает себе отчет  в своих желаниях, мыслях, чувствах, действиях. Если что-то попадает в зону осознания, это означает, что мы уже можем сформировать к этому свое отношение.

Если ребенок осознает, что кому-то сделал плохо, то он может выработать к этому свое отношение,  сказать себе, что так делать нельзя и затем проявить волю и изменить свое поведение. Уже даже сомнение – хорошо я поступил или плохо – тоже голос совести. Совесть всегда предполагает, что мы включаем Другого в свои собственные ценности и интересы.

Одно дело, когда добрые порывы ребенка не требуют усилий с его стороны и он получает от них только приятные ощущения, подкрепляемые одобрением окружающих.  И совсем другое дело, когда  доброта требует от ребенка какой-то жертвы, например, отдать свою любимую игрушку, поделиться чем-то вкусным, уступить место, очередь, простить обиду, причиненную боль…  Насущные потребности маленького человека, его инстинкты и влечения направлены на получение удовольствия, а его чувства, эмоции при этом слишком сильны, чтоб нравственное начало победило. Тут ребенку должны помочь родители и воспитатели, чуткие к проявлениям  совести.

Голос родителей.

- В чем может выражаться помощь родителей?

- Родители часто говорят детям, что нельзя брать вещи без разрешения, что нужно делиться, нельзя обижать других, нужно помогать тому, кто упал, кому плохо, кому больно, суметь пожалеть пострадавшего.  С этих родительских слов и начинается понимание ребенком, что такое хорошо и что такое плохо. Но вот ребенок пострадал от кого-то, приходит, жалуется, такое повторяется снова и снова. Тогда  родители советуют давать сдачу, защищать себя. У ребенка возникают сомнения: так драться  - это хорошо или плохо?

С детства мама и папа учат детей различать добро и зло и знают, что это не так просто. Например, быть щедрым хорошо, но только в меру. А где мера?   Быть дружелюбным хорошо, но нужно  уметь и защититься. Где мера? Быть трудолюбивым хорошо, но нужно и отдыхать. Опять нужна мера. Эту меру должна отмерять совесть. Причем своя, а не чужая. Об этой мере можно поговорить с ребенком в связи с произошедшим событием. Если беседу  построить так, чтоб на событие ребенок посмотрел бы глазами разных участников, «побывал бы в их шкуре», затем сам бы сделал вывод, то это и будет хороший разговор.

Если взрослый наказывает ребенка за «проступки», собственная совесть ребенка будет молчать. Если детей ругают за двойки, они не испытывают угрызений совести, так как уже наказаны извне, нет необходимости в наказании изнутри. Чем больше детей осуждают, наказывают, тем меньше надо рассчитывать на внутреннего судью. Лучше в таком случае сказать: «Ты получил двойку? Ты расстроен этим?  Да, жаль. Как ты думаешь, ты сможешь ее исправить сам? Тебе помочь разобраться в чем-то?»

Маленький ребенок, например, очень часто оказывается перед соблазнами.
Хочется взять чужую игрушку или другую вещь, деньги, открыто и без присмотра лежащие на столе, хочется съесть в магазине вкусную конфету – и ребенок тянется к этому соблазну, хотя уже и знает, что так делать нехорошо. В момент, когда ребенок испытывает эту внутреннюю борьбу, родитель замечает ее в ребенке. Такая борьба в детях, которые еще не умеют скрывать свои чувства, очень заметна.Если взрослый немедленно осудит, да еще пристыдит при всех, да еще обзовет или  посмеется -  будет ли это действенным воспитательным актом?
Нет. Во-первых, реакция взрослого подразумевает: «ты плохой», «я отвергаю тебя такого и другие – тоже». Первая реакция ребенка на такое отношение – самозащита, другие воспринимаются враждебными, а голос собственной совести не пробьется сквозь такое давление  других голосов и своих эмоций.
Вторая реакция – это снижение самооценки и согласие «я - плохой». Это еще не совесть -это вина, иногда она слишком непереносима для детей и потому превращается в агрессию против себя или против других.
Лучше дать ребенку время на сомнения, борьбу и выбор. И  важно не только заметить эту борьбу, но и затем сказать об этом ребенку примерно так: «я видел, что ты хотел сделать правильно, но все-таки это очень трудно, ты ведь и сам переживаешь,  я понимаю тебя и верю, что в другой раз ты с этим справишься». Для  проявления совести нужна пауза и тишина.

Совесть сильнее у тех детей, кого родители любят и кому доверяют.
Любовь и доверие других укрепляет в человеке веру в себя и доверие к голосу собственной совести.

Голос сомнения  

- На ваш взгляд, зачем человеку совесть?

Я задам встречный вопрос: что произойдет с обществом, в котором люди  не будут прислушиваться к совести?
Потеря совести приведет людей к неспособности различать добро и зло, неспособности создавать идеалы, неспособности направлять свою жизнь в соответствии с идеалами. Человек будет оценивать свои поступки только с  точки зрения удовольствия или выгоды для себя. В нем возьмет верх биологическая природа, это будет просто человеческий  индивид, жизнь которого определяют инстинкты и простые потребности. Хотели бы мы жить в таком обществе? Возможно, какая-то малая часть людей сегодня так и живет. Но большинство сверяют свою жизнь с идеалами и совесть подсказывает, когда мы от них отклоняемся, предаем себя и тех, кого любим. Совесть – это порождение любви.