среда, 24 ноября 2010 г.

Как воспитать настоящего мужчину?


Три сына и три матери.
Притча

В одной бедной деревне все взрослые мужчины вынуждены были покидать своих жен и детей и уезжать в дальние страны на заработки. Дети росли без отцов, становились взрослыми, женились, заводили детей, бедность заставляла их  искать лучшей доли на чужой стороне и повторять судьбу своих отцов. Женщины изо всех сил старались воспитать своих сыновей настоящими мужчинами, но неизвестно почему им это не удавалось.

Так получилось, что и в этот раз трое мужчин оставили своих жен, своих единственных сыновей, и отправились на поиски работы. Но прошел год, потом другой и дальше проходили год за годом, а мужчины так и не вернулись в свои семьи, и женщинам, как  всегда, пришлось растить сыновей самим.

Это были три разные женщины, с разными характерами, и каждая из них решила доказать остальным, что сможет  вырастить свого сына настоящим мужчиной. Не всякий мужчина знает, что значит быть настоящим мужчиной, но зато  каждая женщина знает, какой мужчина настоящий, а какой – нет.
Первая женщина больше всех страдала оттого, что муж покинул ее, и хотела видеть в сыне для себя будущую опору и защиту. Мать хотела, чтоб сын стал настоящим мужчиной, не похожим на своего отца. С малых лет ребенок слышал о том, что его отец неудачник, бросивший свою семью, о том, как тяжело матери  работать и растить сына без отца. Чувство вины и собственного бессилия вызывали в нем злость и страх. Ему хотелось быть большим, сильным и богатым, а он видел себя маленьким, слабым  и незначительным. Чем старше он становился, тем больше накапливалось  в нем обида на отца, недовольство самим собой и окружающим миром. Он мечтал его изменить, когда вырастет и станет сильным. Но чем больше мать боялась увидеть сына неудачником, тем чаще замечала, что ее опасения оправдываются. Сын взрослел, но удача обходила его стороной. Все чаще стал он искать успокоение в алкоголе, а мать впадала во все большее отчаяние.
Вторая женщина была сильной  и независимой,  но она была реалисткой и была уверена, что в жизни большего добиваются те мужчины, которые держат себя в руках, не стонут, не жалуются, много и упорно работают и всегда стремятся к победе. Она презирала своего мужа за трусость потому, что была уверена, что он не нашел работу на стороне, и скрылся, боясь признаться в своей неудаче. Она надеялась вырастить сына мужественным и трудолюбивым человеком. Она стыдила его, если он плакал, высмеивала, когда он проигрывал, сердилась, если он искал у нее утешения и заставляла постоянно трудиться. Ведь он должен поступать, как настоящий мужчина. Она мечтала о том времени, когда сын выучится, покинет родительский дом, станет сильным, богатым и знаменитым. Но шли годы и ее надежды не оправдывались– сын оставался  простым, ничем непримечательным человеком, к тому же со скрытным и неласковым характером..

Третья женщина, у которой был тоже сильный характер, а любовь к сыну была безграничной, решила, что сделает так, что он никогда не почувствует отсутствия отца.
Муж оставил семью и поэтому больше не существовал для нее и мать никогда не говорила с сыном о нем. Она много работала, чтоб ее сын был обеспечен не хуже других  и не знал бедности. Мать так любила сына, что все знала о нем, о его радостях, бедах и заботах.. Она была для него и матерью и отцом.  Она умела и похвалить, и наказать, и пожалеть, и посоветовать сыну, как поступить в том или ином случае. Сын отвечал ей благодарностью и любовью, а другие матери завидовали ей. Она учила его  тому, что значит быть настоящим мужчиной.  У него должно быть сильное тело, добрая душа, умная голова, справедливое сердце, несгибаемый дух. Сын рос сильным и умным, но слишком мягким и безответственным. Подрастая, он нашел себе девушку,  весело и беззаботно проводил с ней время, работу не искал и матери приходилось все туже и туже.

Все три женщины вынуждены были признать, что им не удалось воспитать настоящих мужчин и их дети, как и все остальные юноши из их деревни пополнят теперь ряды мужчин, покидающих родные места.

Как-то раз в деревне появился странствующий старец, который попросил одну из женщин позволить переночевать в ее доме. Она пригласила его в дом. За столом сидел  ее пьяный сын и дремал. Женщина поведала старцу о своей печали и о судьбе мужчин этой деревни. Старец предложил ей свою помощь, но для этого ей надо было убедить сына стать спутником старика в его странствиях на три года. Она с радостью согласилась и попросила старца взять с собой еще двух сыновей ее соседок. Старик  не стал отказываться. Женщинам не пришлось уговаривать своих сыновей, Хотя и страшно было покидать родной дом, но голос души подсказывал им, что это их шанс.  И утром четверо мужчин отправились в путь.

С этого дня жизнь юношей резко изменилась. Им пришлось забыть теплый родной дом и материнскую заботу. Вместо этого они ночевали в лесах и в поле, ели то, что удавалось добыть своими руками, защищались от диких зверей и терпели лишения. Когда силы покидали кого-то из них, другие тащили его на себе, а старец вселял надежду и веру в их сердца, когда дух слабел. Через 33 месяца  им пришлось пережить самое тяжелое испытание в схватке со свирепым  медведем, и после этого старец торжественно назвал их мужчинами. Он велел им дать клятву никогда не покидать своих будущих детей, а в12 лет лишать матерей власти над сыновьями. С этого дня началось их возвращение в родной дом.

Через три года сыновья вернулись в деревню и матери не узнали их – перед ними стояли не дети, а мужчины. Вскоре эти мужчины нашли себе спутниц жизни, создали семьи. Они не захотели покидать деревню и работать где-то на хозяина. Жизнь в деревне изменилась. Мужчины стали обрабатывать землю, растить хлеб, строить дома. А женщины готовили еду, рожали детей,  хранили огонь в очаге. Но в памяти мужей сохранились те испытания, которые сделали их мужчинами  и теперь они не позволяли женщинам растить сыновей без отцов. Когда мальчики достигали двенадцатилетнего возраста, отцы каждый год  брали их с собой в путешествие на несколько месяцев и с этого времени матери постепенно теряли власть над своими сыновьями. В шестнадцать лет отцы отправлялись с сыновьями в дальнее странствие, из которого юноши возвращались возмужавшими и повзрослевшими.

Так в этой деревне наладилась жизнь, женщины обрели мужчин, а  мужчины – сами себя.
 

Как воспитать настоящего мужчину?

Юная мамочка держит на руках милого младенца – думает ли она о том, что это будущий мужчина?  Будет ли она озабочена этим позже, когда ребенку будет год, три года, семь лет, и т.д.?
С каждой ли мамой рядом находится папа ребенка? Будет ли отец заниматься воспитанием сына?  Счастливая ли эта семья?
Осуществляются ли  мечты и надежды молодых родителей в отношении самих себя?
Каковы их ожидания в отношении ребенка?
Милые младенцы растут, становятся не очень милыми и не очень послушными. Потом превращаются в строптивых подростков. Каково ребенку, подростку становиться мужчиной – есть ли у него такое знание?

Из книги Джеймса Холлиса «Под тенью Сатурна:
мужские психические травмы и их исцеление»
«Хотелось надеяться на то, что однажды "они"(взрослые) отведут меня в сторонку и научат, как быть мужчиной. Я верил, что это может случиться, когда нужно будет пойти в школу.(Ничего еще не зная о том, что такое пубертат, я видел, что старшеклассники гораздо больше нас по своим габаритам, а потому они казались мне ближе к тем людям, которых называют взрослыми.) Но, к своему удивлению и разочарованию, с приближением дня, когда я должен был пойти в школу, я почувствовал, что "они" никогда не отведут меня в сторону и не скажут, что значит быть мужчиной и как вести себя по-взрослому
Теперь я, конечно же, знаю, что "они", старейшины нашего времени, тоже не знали, что значит быть мужчиной. Они тоже не прошли инициацию и вряд ли могли пережить таинства и получить освобождающее их знание.
Живя в обществе, в котором не осталось ритуалов, придающих жизни смысл, мы встаем перед жестокой реальностью - жизнью на поверхности. Сама идея перехода содержит в себе глубинный смысл, ибо любой переход подразумевает некое завершение, конец чего-то и вместе с тем некое начало, рождение нового...Инициация подразумевает вступление человека в новый и таинственный мир.
В связи с тем, что переходные ритуалы практически исчезли из нашей культуры, современному мужчине приходится самостоятельно доходить до понимания важности такого рода событий. Ибо то, чего теперь нам не дает наша культура, мы вынуждены искать для себя сами.
В нашей культуре лишь очень немногим людям удается осуществить психологическое отделение от родительской семьи и стать взрослыми, поэтому имеет смысл раскрыть и осмыслить переживания человека на всех стадиях процесса инициации…Обобщенно можно представить шесть стадий переходного ритуала.
Первая стадия переходного ритуала - физическое отделение от родителей, необходимое для начала психологического отделения. Здесь у мальчика никогда не было выбора. Среди ночи его "похищали" у родителей старшие соплеменники, которые, надевая маски или раскрашивая лица, перевоплощались в богов или демонов. Маски помогали им совершить переход с уровня родственников и соседей к уровню богов и архетипических сил. Внезапность и даже насилие, присущее такому отделению, олицетворяли собой тот факт, что ни один юноша добровольно не расстанется с комфортом домашнего очага. Его тепло, защита и забота имеют огромную притягательную силу. Но остаться у домашнего очага, образно или реально, значит остаться ребенком и тем самым отречься от возможности стать взрослым.     
Второй стадией переходного ритуала была смертьМальчик должен был быть символически похоронен: он проходил через темный туннель, полностью погрузившись в реальный или символический мрак. Хотя это действо несомненно, приводило его в ужас, на самом деле юноша переживал символическую смерть детской зависимости.
Но, несмотря на смерть, жизнь должна продолжаться. Поэтому третья стадия представляла собой ритуал возрожденияИногда это возрождение сопровождалось изменением имени, подтверждая появление на свет нового человека.(Христианское крещение, очевидно, символизирует такой мотив смерти - возрождения, когда во время совершения ритуала человек возвращается в родную водную среду.)
Четвертая стадия инициации обычно включала в себя обучението есть приобретение знаний, которые требовались юноше, чтобы он мог вести себя как взрослый мужчина. Основная задача здесь состояла в приобретении практических навыков, таких, как охота, рыболовство, умение обращаться со скотом, которые позволяли новообращенному мужчине наряду с другими мужчинами поддерживать и защищать свое сообщество. Кроме того, ему сообщали о его правах и обязанностях взрослого мужчины и члена сообщества. И, наконец, на этой стадии происходило посвящение в таинство, при котором у юноши должно было появиться ощущение твердости духа и сопричастности трансцендентному миру. "Кто наши боги?" "Какому обществу, каким законам, этике, духовным ценностям они покровительствовали?».  Пятую стадию можно определить как суровое испытаниеПо своему содержанию оно могло быть разным, но при этом мальчик должен был подвергаться мучительным страданиям из-за ухода от домашнего очага, обеспечивающего ему комфорт и защиту... Осознание приходит только через страдания; без страданий, выраженных в той или иной форме, физической, эмоциональной или духовной, мы легко удовлетворяемся прежними правилами, удобными привычками и зависимостями. Вторая причина необходимости страданий связана с желанием помочь мальчику привыкнуть к превратностям реальной жизни, которые он довольно скоро испытает на себе.
Испытание обычно включало определенные формы изоляции, пребывание в сакральном пространстве, отдельно от остального сообщества. Существенная особенность взрослой личности состояла не столько в том, что человек больше не мог вернуться под защиту взрослых, а в том, что он учился использовать внутренние ресурсы. Никто не догадывается о существовании таких ресурсов, пока ему не придется их использовать... Независимо от того, в какой мере наша социальная жизнь связана с семьей, мы совершаем странствие по ней в одиночестве и должны научиться находить внутренние ресурсы и равновесие, иначе никогда не станем взрослыми.
К началу последней стадиивозвращению, мальчик становился взрослым.
В традиции переходных ритуалов заключалась большая мудрость, ибо они непосредственно и глубоко влияли на энергию материнского комплекса, то есть присутствующее у каждого из нас чрезвычайно сильное стремление к зависимости. Для преодоления этой инертной силы притяжения требуется осознанное эмоциональное переживание. Ни один здравомыслящий человек не хочет добровольного отделения, а потому психологическая апатия, страх и зависимость начинают приобретать доминирующий или угрожающий характер в нашей жизни.
Ритуалы отделения прежде всего касались мальчиков не только из-за особой значимости материнского комплекса в их жизни, но и ввиду ожиданий того, что мальчики покинут природный мир, "инстинктивную"жизнь и уйдут в искусственный, созданный человеком мир цивилизации и культуры.
 Традиционные переходные ритуалы необходимы и для того, чтобы перекинуть мост из детского состояния во взрослое, от зависимой, "инстинктивной" жизни мальчика к независимой самодостаточности взрослого мужчины. Когда ритуалы выполняют свое назначение, мальчик ощущает экзистенциальные перемены; в нем умирает одна сущность и рождается другая. Но, как известно, таких ритуалов сегодня нет. Если спросить современного мужчину, ощущает ли он себя мужчиной, этот вопрос, скорее всего, покажется ему либо глупым, либо подозрительным. Он знает свои социальные роли, но при этом не может определить, что же значит быть мужчиной…» Дж.. Холлис


Что же происходит в жизни современных подростков?
(С.А. Белковский. Инициация взросления в различных культурах  http://www.follow.ru/article/265) «…подростковому возрасту внутренне присущи свои архетипические темы, ситуации, потребности и психологические состояния. Они будут спонтанно проявляться в подростковый период в той или иной форме. Это такие темы как: побег/уход из дома, самостоятельность, риск, независимость, стремление к проверке/испытанию себя, утверждение себя в новом качестве, утверждение себя в группе себе подобных, разрушение родительских стереотипов и привязанностей к родителям, встреча с хаосом и стремление пройти через него, сексуальность, испытание себя болью, поиск примера, подражание герою, подвиги и т.д.

    Любопытно отметить, как эти темы проявляются в жизни современных подростков - в культурах, где больше не существует института инициации. Действительно, это и подростковые группировки, с их жестокими правилами и ритуалами, сексуальной распущенностью, татуировки и испытания себя на боль, поклонение кумирам эстрады и спорта, "геройство", "подвиги", бунт против родительских авторитетов, интересы с темам смерти и хаоса (специфические стили рок-музыки, кино) и пр. Как видно, эти темы находят свое выражение, но большей частью в хаотических, деструктивных формах. Все это можно рассматривать как суррогаты инициации или псевдоинициацию. Нашей культуре, не имеющей осмысленных ритуалов инициации, не достает психо-социально-духовных средств для поддержки индивида, проходящего процесс личностного изменения.»


Интересны дальнейшие размышления Джеймса Холлиса о психологии мужской души .
Фрагменты книги «Под тенью Сатурна:
мужские психические травмы и их исцеление» см здесь

Полный текст книги   http://www.jungland.ru/Library/hollis_tensaturna.htm

1 коммент.:

gingingingingin комментирует...

Спасибо за статью и книгу

Отправить комментарий